о взыскании с наследника долга в порядке регресса

Дело № 2-289/2010

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

п. Навля Брянской области 28 октября 2010 года

Навлинский районный суд Брянской области в составе:

председательствующего судьи — Горбарчука С.А.,

при секретаре — Икусовой Е.Н.

рассмотрев в предварительном судебном заседании гражданское дело по иску Тарасовой О.С. к Романову Е.В. о взыскании с наследника долга в порядке регресса,

УСТАНОВИЛ:

Тарасова О.С. обратилась в суд с указанным иском к Романову Е.В., ссылаясь на то, что она состояла в браке с Ч.П.А., который умер 20 ноября 2002 года. На день смерти супруги проживали в однокомнатной квартире, расположенной по адресу: <адрес>, принадлежащей им на праве совместной собственности.

После смерти Ч.П.А. открылось наследство в виде доли в указанной однокомнатной квартире.

3 марта 2003 года истица обратилась к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство на долю мужа.

13 мая 2003 года к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти Ч.П.А. обратился также его внук Романов Е.В.

Постановлением нотариуса г. Москвы Г.Т.П. ответчику было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону.

14 февраля 2007 года Романов Е.В. обратился в Останкинский районный суд г. Москвы с исковым заявлением об определении долей в праве общей собственности на жилое помещение, признании права собственности на долю в квартире.

Решением Останкинского районного суда г. Москвы от 28 августа 2007 года доли Тарасовой О.С. и Ч.П.А. по состоянию на день смерти последнего в общей совместной собственности на указанную квартиру признаны равными — по 1/2 за каждым из сособственников. За Романовым Е.В. признано право собственности в порядке наследования на 1/4 долю указанной квартиры.

Истица указывает, что таким образом наследниками имущества умершего Ч.П.А. признаны она как супруга умершего и его внук Романов Е.В.

20 марта 1994 года истицей по договору займа от М.Л.В. были получены в собственность денежные средства в размере 85000 долларов США. Кроме того, 5 марта 1999 года ею также по договору займа от М.Л.В. были получены в собственность денежные средства в размере 175000 долларов США.

Полагает, что в соответствии со ст. 24 Семейного кодекса РФ указанные денежные средства в сумме 260000 долларов США, полученные истицей от М.Л.В. по договорам займа от 20 марта 1994 года и от 5 марта 1999 года, являются общей собственностью истицы и ее супруга Ч.П.А.

В порядке ст.ст. 307, 308 ГК РФ возврат указанных заемных денежных средств распространяется не только на истицу, но и на ее мужа Ч.П.А.

Положения ст. 1175 ГК РФ определяют, что наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследника солидарно, в пределах стоимости перешедшего к ним имущества. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из наследников, вправе требовать недополученное от остальных наследников, которые остаются обязанными пока долг не погашен полностью.

Наследник, принявший наследство в порядке наследственной трансмиссии (статья 1156), отвечает в пределах стоимости этого наследственного имущества по долгам наследодателя, которому это имущество принадлежало, и не отвечает этим имуществом по долгам наследника, от которого к нему перешло право на принятие наследства.

Исходя из общих положений о солидарной ответственности должников, кредиторы наследодателя вправе потребовать исполнения как от всех наследников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части (ст. 323 ГК РФ).

В свою очередь, наследник, уплативший долг в полном объеме, приобретает право регресса к другим наследникам, которые несут уже перед ним ответственность как долевые должники. В соответствии с подпунктом 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого.

Тарасова О.С. указывает, что уплатила долг М.Л.В. по договорам займа от 20 марта 1994 года и от 5 марта 1999 года в полном объеме, что подтверждается распиской от 30 октября 2009 года.

Согласно отчету № 10-00-48 рыночная стоимость квартиры общей площадью 32,9 кв.м. расположенной по адресу: <адрес> составляет 4993036 рублей.

Истица просит взыскать с ответчика в порядке регресса 1248259 рублей, что составляет стоимость 1/4 доли указанного наследственного имущества.

В предварительном судебном заседании представитель ответчика по доверенности Голованов И.М. заявил ходатайство о пропуске истицей срока исковой давности по заявленным требованиям, установленный ст. 196 ГК РФ в три года, который следует исчислять с момента открытия наследства в виде доли в однокомнатной квартире, принадлежавшей наследодателю Ч.П.А., умершему 22 июня 2002 года. Данный срок пропущен истицей без уважительных причин. Кроме того, указал, что решением Останкинского районного суда г. Москвы от 28 августа 2007 года и определением Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 6 декабря 2007 года, уже установлен факт пропуска Тарасовой О.С. срока исковой давности, что имеет для суда преюдициальное значение.

Представитель Тарасовой О.С. по доверенности Силкина А.В. в предварительном судебном заседании возражал относительно ходатайства представителя ответчика о пропуске Тарасовой О.С. срока исковой давности. Суду пояснил, что у истицы имеется право на взыскание с сонаследника в порядке регресса суммы исполненного обязательства после погашения ею долга по договорам займа. В данном случае срок исковой давности истицей не пропущен, поскольку его следует исчислять с момента погашения ею долга по договорам займа, т.е. с 30 октября 2009 года.

Выслушав представителей сторон, обсудив заявленное ходатайство, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч. 6 ст. 152 ГПК РФ в предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд.

При установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В силу п. 1 ст. 1153 ГК РФ принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

В предварительном судебном заседании установлено, что фактически заявленные Тарасовой О.С. исковые требования связаны с наследственным имуществом, оставшимся после смерти Ч.П.А. В данном случае о наличии наследственных притязаний Романова Е.В. истица узнала в марте 2003 года, что подтверждается материалами наследственного дела № 1069/02 к имуществу умершего 20 ноября 2002 года Ч.П.А., а также не отрицается Тарасовой О.С. в своем исковом заявлении. С этого времени следует исчислять срок исковой давности для защиты наследственных прав Тарасовой О.С. Кроме того, данный факт также подтвержден решением Останкинского районного суда г. Москвы от 28 августа 2007 года и определением Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 6 декабря 2007 года по гражданскому делу по иску Романова Е.В. к Тарасовой О.С. об определении долей в праве общей собственности на жилое помещение, признании права собственности на долю в квартире, и по встречному иску Тарасовой О.С. к Романову Е.В. о признании недостойным наследником и отстранении от наследства.

Суд полагает необоснованными доводы представителя Тарасовой О.С. о том, что срок исковой давности по данному иску следует исчислять с момента погашения истицей долга перед М.Л.В. по договорам займа, поскольку в соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Судом установлено, что на момент принятия наследства истица знала о наследственных притязаниях Романова Е.В., а также о наличии долга по договорам займа от 20 марта 1994 года и от 5 марта 1999 года, однако с исковыми требованиями Романову Е.В. о включении части указанного долга в состав наследства, оставшегося после смерти Ч.П.А., и определении долей в обязательстве в установленном порядке до настоящего времени не обращалась.

Кроме того, согласно п. 3 ст. 1175 ГК РФ кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований.

М.Л.В., являвшаяся займодавцем по договорам займа от 20 марта 1994 года и от 5 марта 1999 года, в установленном порядке к наследнику Романову Е.В. с исковыми требованиями о взыскании долга наследодателя также не обращалась.

При этом, направление Тарасовой О.С. и М.Л.В. писем в адрес Романова Е.В. о наличии долга за наследодателем не является основанием для прерывания или приостановления течения срока исковой давности по заявленным исковым требованиям. Более того, истицей не представлено доказательств, что указанные письма были действительно получены ответчиком.

Таким образом, Тарасовой О.С. пропущен срок исковой давности для защиты нарушенного права, доказательств уважительности причин пропуска срока исковой давности истицей и ее представителем не представлено, в связи с чем суд приходит к выводу о принятии решения об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 6 ст. 152, ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В иске отказать.

Решение может быть обжаловано в Брянский областной суд через Навлинский районный суд в течение 10 дней со дня вынесения решения в окончательной форме.

Председательствующий С.А. Горбарчук


Leave a Comment